Ролевая игра Star Wars: Across The Line

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая игра Star Wars: Across The Line » За пределами времени » Долг превыше всего, в военное время…


Долг превыше всего, в военное время…

Сообщений 1 страница 5 из 5

1



Долг превыше всего, в военное время…



http://i11.pixs.ru/storage/2/1/9/35png_3535384_23615219.png


Ники Персонажей(в порядке игровой очереди):
Anakin Skywalker, Padme Amidala

Дата, время суток, погода:
21 ДБЯ. Время будет меняться. Тепло, ясно.

Место действий:
Корусант, Кейто-Неймодия.



Краткое описание | Дополнительная информация:
Сенатора Скипио, Раша Кловиса подозревают в тайном заговоре с сепаратистами. Задачу по шпионажу за ним поручают Падме Амидале, как давней знакомой Кловиса, с которым, к тому же, у женщины когда-то были отношения. Поначалу Падме отказывается от задания, но после небольшого скандального разговора с Энакином, вопреки его мнению, Амидала всё же принимает предложение совета шпионить за её старым другом. В попытках узнать правду тайные супруги отправляются вместе с Рашем на Кейто-Неймодию, где последнему предстоит встреча с членами Торговой федерации. Смогут ли Падме и Энакин в ходе этой миссии докопаться до правды, или бывшие отношения Амидалы с сенатором Скипио поставят под удар до селе крепкий союз?



Отредактировано Padme Amidala (2016-10-10 09:22:46)

+2

2

Как же порой тяжело быть разделенным с любимым человеком большим расстоянием и временем. Только крепкий союз способен выдержать подобные испытания. Энакин никогда не сомневался в себе, а тем более в Падме. С годами, его любовь только росла и крепчала, он не был тем маленьким мальчиком, который еще не знал толком своих ощущений, но помнивший все долгие десять лет образ ангела, прибывшего на захолустный Татуин, где жесткий песок забивается в глаза и под одежду. Сколько бы галактик не разделяло влюбленных, он всем сердцем ждал и стремился вернуться к ней. К той, в честь кого назвал свой истребитель, к той, из-за которой он рисковал каждую минуту, будучи на поле боя и в Ордене джедаев.
Едва дождавшись приземления, Энакин сбежал по трапу, держа путь домой. Да, дом не просто красивая фраза и уж точно не какое-то конкретное место. Для Избранного домом было то место, где его ждала Падме. Все остальное не важно, пусть хоть мир канет в пучину мрака, но если она будет в него верить и ждать, о большем не нужно даже мечтать. Его не было несколько месяцев на Корусанте, война требовала постоянного присутствия и непосредственного участия в столкновениях, однако когда-нибудь все заканчивается. наступает маленький перерыв, дающий обеим сторонам шанс на глоток свежего воздуха, переформировать силы и начать все по-новой, с новой мощью. В последнем бою, Энакина, по обыкновению, подбили. Противник-пилот был явно не новичок, а Скайуокер бывал слишком самонадеян, увлекаясь битвой и забывая напрочь о существовании других противников. Благо всегда был кто-то, кто прикрывал его и вытаскивал из передряг.
именно по этой причине до апартаментов он добирался на грузовом транспорте, который доставлял в один ресторанчик на Корусанте, провизию, а за одно разжился ужином, желая сделать жене приятно. Ему не терпелось увидеть ее, однако статус джедая, а тем более рыцаря-джедая, не позволял ему бегать по уровням Корусанта как мальчишке. Стоило подождать еще немного, прежде чем самое сокровенное желание сбудется. Он наплевал даже на необходимость доложить Совету о расстановке сил, отключив комлинк. Уж лучше получить от Оби-Вана укоризненный взгляд, чем влипнуть в очередное дело с одним из поручений от магистров. Хотелось и личной жизни уделить немного времени.
На губах Скайуокера блуждала улыбка, он вспоминал милые сердцу черты лица, стройный стан сенатора и чувствовал, как странное тепло разливалось по всему телу. Не известно по какой причине и откуда появлялась энергия и силы. Сердце ликовало, вспомни Энакин любое прикосновение Падме. Чем ближе джедай оказывался к дому, тем больше росла в нем уверенность, что эта ночь будет принадлежать только им двоим и никто не сможет помешать. Никакие позывные через комлинк от Кеноби, ничего, только он и любимая жена.
Он никогда не забудет о долге и преданности Республике, Совету, общему делу, но иногда, хотелось поступиться с обещаниями, нарушить все возможные правила и сделать так, как велит внутренний разум. Именно он, долгое время, вел Энакина по пути, сначала раба с Татуина, потом джедая. Именно этот разум преодолел все запреты и сломал стереотипы, позволив свершиться великой любви, между такими разными частичками общества. И отнюдь не общая тайна, все эти годы, позволяла скрывать отношения. Возможно Энакин не до конца понимал своего предназначения, своей избранности, зато прекрасно знал то, чего хочет.
Поднимаясь на турболифте, джедай удерживал одной рукой коробку с едой, стараясь подавить в себе нетерпение перед встречей. Единственное, чего не мог Избранный, это спрятать собственную улыбку с лица. Внутри все трепетало, сердце билось чаще, поэтому пришлось обуздать свои чувства и не ворваться в апартаменты, а войти спокойным прогулочным шагом, словно бы он каждый день возвращается домой в одно и то же время.
У самого входа его встретил 3ПО, золотой дроид, которого он собрал еще на Татуине, будучи ребенком. Лишь спустя приличное время выдался момент закончить его, приладить новые детали и недостающий корпус. Теперь же он служил протокольным дроидом у жены, помогая в любой работе, о которой та попросит.
Триппио собирался доложить о приходе Энакина, однако тот собирался сделать сюрприз. Чудно, но даже перед дроидами Скайуокер и Амидала разыгрывали комедию. Если играть, то играть до конца, к тому же золотко был несколько зануден и не всегда понимал, что настало время заткнуться.
Скайуокер поприветствовал его и начал обходить, глазами ища жену.

+2

3

Малиновый закат уже возвышался над огромным мегаполисом – Корусантом, когда Падме молча стояла на балконе собственной квартиры и с задумчивым видом любовалась пейзажем. Сейчас женщина была абсолютно свободна от работы, а потому все её мысли были сконцентрированы на том, как сильно Амидала скучала по мужу.

Любовь – странная штука, когда объект твоего воздыхания рядом, она окрыляет и возносит на небеса, а когда он далеко, то ввергает в пучину грусти, сравнимую почти с отчаянием. Наверное, потому день за днём, чтобы не думать, как далеко был от неё Энакин сегодня, как всё на свете препятствовало их таким запретным и одновременно таким сильным чувствам, сенатор старалась чем можно больше погружаться в работу. Она писала предложения, участвовала в разработках разнообразных законов, летала на переговоры и совещания, чтобы установить как можно больше дипломатических связей между разнообразными мирами галактики, естественно, связей полезных Республике, связей ради всеобщего блага и демократии. Только служение обществу могло отвлечь Амидалу настолько сильно, чтобы она была способна какое-то время не думать о любимом. Но работа не могла продолжаться вечно, и, так или иначе, Падме-таки оказывалась дома, наедине с собственными чувствами, мыслями, наедине с тяжёлым и невероятно длительным мучительным ожиданием, в надежде хотя бы раз в несколько недель или месяцев увидеть собственного супруга.

Амидала отчётливо понимала, что то, как складывался их брак, как строилась жизнь в их семье, было неправильно, в идеале они с Энакином должны были всегда быть вместе, жить вместе и открыто демонстрировать всему миру свою любовь, в которой кстати, Амидала не видела ничего такого страшного и запретного. Но они не могли, волей их судеб не могли, такова была их суровая реальность. И Падме оставалось лишь скучать и ждать, каждый раз в такие свободные вечера, как этот, думая о том, где сейчас был её супруг, всё ли с ним в порядке, жив ли он вообще. И это поистине тревожило, печалило и угнетало.

Ещё раз окинув малиновый небосклон Корусанта задумчивым взглядом, Амидала мысленно произнесла:

«Где же ты, Эни? Мы так давно не виделись. Я так соскучилась».

Сейчас Падме больше всего на свете хотелось, чтобы каким-то чудом Скайуокер вдруг прилетел на Корусант, оказался дома, крепко обнял и поцеловал её, но Амидала понимала, что в силу обстоятельств тяжёлого военного времени это было невозможно. Увы, невозможно. По крайне мере, так часто, как она того хотела.
Безмолвно переосмысливая это уже в миллионный раз, Падме тяжело вздохнула и зажмурившись, слегка встряхнула головой, чтобы отогнать грустные мысли, наконец-то, собираясь покинуть балкон.

Женщина уже было слегка дёрнулась, чтобы направиться вглубь квартиры, как вдруг услышала занудное бормотание 3РО, на мгновение Амидале даже показалось, что золотой дроид произнёс такое родное и знакомое ей имя, и сенатор, резко развернувшись, с трепетной надеждой взглянула в ту сторону. Каковы же были её удивление и восторг, когда Сила будто услышала её тайные мольбы и неким чудом направила Скайуокера домой именно в этот вечер.     

- Энакин… - в один момент позабыв про всю сдержанность и манерность, присущую сенаторам, радостно воскликнула женщина и спешно сорвалась с места.

В порыве нахлынувших на неё чувств и эмоций, Амидала буквально взлетела вверх по лестнице, чуть ли не задыхаясь на ходу, желая поскорее оказаться как можно ближе к Энакину, просто жаждя заключить его в свои крепкие, но нежные и любящие объятья.

Однако так просто сразу кинуться на шею мужу она не могла, мешало и смущало, как минимум, присутствие протокольного дроида. Да, он знал их секрет, да он был всего лишь роботом, но проявление чувств к собственному супругу было чем-то таким личным, чем-то таким, что не стоило демонстрировать даже при 3РО. Видимо, слишком сильно Амидала со Скайуокером заигрались в шпионов, раз женщину смущал даже такой незначительный момент, как нахождение поблизости их дроида, а потому, сенатор поспешила поскорее избавиться от последнего.

- Ты свободен 3РО, - мягким, но настойчивым голосом, тут же произнесла она.

Очевидно, что дроид оказался, как всегда, не слишком сообразительным, так как не постеснялся неуместно переспросить, уверенна ли она в этом. Как, ну как, завидев Энакина спустя столько времени, Падме могла быть не уверена в том, что хотела остаться с мужем только наедине? Конечно она была уверена! И хотя, робот никогда и ни за что не смог бы этого понять, сейчас Амидале до сего факта не было никакого дела. На лице её уже сияла довольная улыбка, а хитро прищуренные большие глаза просто светились от счастья.

- Да, 3РО, ступай, - настойчиво, с намёком повторила она, буквально не сводя радостного и восторженного взгляда с любимого мужа.

Падме натерпелось приблизиться к нему, прикоснуться, заключить в свои тёплые нежные объятья, однако из-за лёгкой непонятливости 3РО приходилось ждать, ждать эти долгие, казавшиеся вечностью, невыносимые секунды. Хотя, чем они были по сравнению со всеми теми днями и неделями, что она ждала до этого? Сейчас Падме вновь видела мужа, была рядом с ним, была спокойна за его безопасность и была безгранично счастлива от осознания, что в данный момент их разделяла лишь пара метров и всего несколько мгновений ожидания, пока золотой дроид покинет гостиную.

+1

4

Он увидел ее впервые спустя огромное количество времени и чувство теплоты разлилось по венам с мгновенной скоростью. Вблизи Падме была еще красивее, такая живая, нежная и прекрасная. Энакин стал сомневаться, что в данную минуту не спит. Он едва дождался пока навязчивый протокольный дроид уйдет, чтобы заключить жену в объятия и не выпускать. Как хотелось никогда не расставаться, иметь счастье видеть ее каждый день, касаться нежной кожи, целовать губы, чувствуя себя самым счастливым человеком во всей галактике. Хотя, тут стоило признать, что разлука тоже не малое дает. Она позволяет проверить чувства, позволяет понять, насколько крепка любовь и, что человек тебе необходим как воздух. Жить и понимать, что где-то есть та, кто всегда будет на твоей стороне, что любит и ждет. Разлука позволяет испытывать новые ощущения при встрече и это поистине ценные чувства.
Энакин обнял жену, ставя коробку с едой на первый попавшийся предмет, чтобы приподнять свою женщину, закружить вокруг себя, крепко прижимая к себе. Дотянуться до ее губ, чувствуя как сердце буквально выпрыгивает из амуниции. Сколько слов хотелось сказать разом, но при виде сенатора, рыцарь-джедай потерял дар речи, глупо улыбаясь как мальчишка.
- Я так скучал, - прошептал он на ухо Падме, закрывая глаза, позволяя себе свыкнуться с мыслью, что это действительно она, что они вновь рядом. Тонкий аромат парфюма, исходящий от кожи девушки сводил с ума, такой родной и теплый. Все эмоции и ощущения смешались, не позволяя трезво оценивать собственные поступки. Видя на войне лишь боль и страдания, кровь и смерть, Энакину просто необходимо было коснуться чего-то незапятнанного и светлого. Он даже не представлял, что бы с было, не будь в жизни Падме, она очищала его, наставляла на путь истинный, не позволяя уподобиться грубому вояке, стать таким как клоны, которые были созданы для войны и самопожертвования, которым не дано испытать столь возвышенные чувства.
Стоя прямо среди залы, Энакин потерял чувство времени и пространства, зная лишь то, что он дома. Поставив на Падме ноги, он посмотрел в ее бездонные глаза, все еще не веря своему счастью. Придерживая ее за талию, нежно и аккуратно, ощущал как Сила окутывает и ее тоже и пусть жена не чувствовала этого, но эмоции стали совсем не подконтрольны джедаю. В таких случаях говорят "снесло крышу", пусть так, но нельзя оставаться равнодушным и спокойным по отношению к самому важному человеку в жизни.
- Как же ты прекрасна, - он ласково коснулся ладонью щеки Падме, большим пальцем руки поглаживая по ее коже. И все же чего-то не хватало, если быть точнее, то напротив, кое-что лишнее. Энакин не отстраняясь далеко от жены, осторожно расплел ее прическу, убирая ненужный хлам, державший волосы забранными в сложную башню. Конечно он всегда поражался их разнообразию, но дома, джедай предпочитал видеть ту нежность, как на Набу, когда в волосы были вплетены цветы, а длинные каштановые локоны волной спадают с плеч.
Отбросив предметы в сторону, не заботясь о том, куда именно они упадут, Скайуокер взял Падме на руки, не сводя глаз с ее лица. Неспешной походной и почти не глядя себе под ноги, он понес возлюбленную в более уединенное место, где им никто не помешает, куда даже дроиды не входят без стука. Конечно Скайуокер не мог полноценно коснуться девичьего тела обеими руками, потому что вместо одной вживлен металлический протез и его прикосновение могло быть не столь приятным, но он старался всем сердцем приносить только тепло и любовь.
Спальня была внушительных размеров, как и положено сенатору, обстановка также свидетельствовала о достатке и удобстве, правда цветовая гамма была холодной, но со временем можно будет ее сменить.
Аккуратно положив девушку на постель, Энакин привстал на мягкие покрывала коленом, нависая над Падме, загадочно улыбаясь, убирая с ее лба непослушную прядь, умиляясь этому факту, даже волосы у его жены были непокорными, что уж говорить о ней самой. Даже не верилось, что такая женщина осталась с ним, пройдя через многое, включая тайну брака. Конечно Энакин тогда на нее нажал, можно сказать вынудил согласиться на брак, убедив разными аргументами, но взамен он старался приложить все усилия, чтобы Падме никогда не жалела о своем решении.
Сердце джедая  билось настолько громко, отдаваясь в ушах, что казалось это слышат все. Внутренний трепет заставлял медлить в действиях, словно бы оттягивая момент, растягивая наслаждение просто любуясь красотой. Скайуокер склонился над лежавшей женой прикасаясь мягких податливых губ. Его мысли, как и свободная рука, блуждали по телу жены, касаясь ткани одежды, по открытому участку кожи живота. Какое негодование вызывали эти одежды, из-за которых не добраться до столь желанного и вместе с этим, та небольшая часть, что была открыта, словно дразнила, притягивая к себе не только взгляды мужчины. Говорят, что мужчины не могут думать обо всем и сразу, если речь заходит о интимной стороне жизни. Энакин был таким же как и все, мужчиной во всех смыслах. Он знал чего хочет в данный момент и его не интересовала ни политика, ни война, ни Республика, он хотел эту женщину! Не важно, чем все обернется для них и что произойдет, Энакин хочет испытать это вместе со своей любимой женой. Они муж и жена, а он по-прежнему целует ее как тот мальчишка, который не уверен в ответных чувствах к себе, зато всем сердцем и душой привязан к ней. Не ожидая большего поцеловал, ждал пощечины, но был награжден, разве не это предел мечтаний? Он завоевал Падме и теперь никогда не отступится, ни за что в жизни!
Полным любви, взглядом, джедай осматривал правильные черты Амидалы.
- Вечер, наедине с тобой, для меня бесценен, - сколько же было сложной одежды на ней, просто уйма и Энакин надеялся, что Падме ему в этом поможет, а пока он лишь склонился к ней снова, вновь целуя губы.

+2

5

Лишь только дроид покинул гостиную, Падме рванулась навстречу супругу так, будто видела его в последний раз в жизни, и обняла, крепко обняла, боясь отпустить. Амидала не сопротивлялась ни одному действию Энакина, он кружил её, а голова женщины кружилась от любви и радости после столь долгой разлуки. Когда-то давно Амидала сомневалась, стоило ли ей соглашаться на этот брак, теперь же она была абсолютно счастлива и полностью уверенна в том, что однажды сделала правильный выбор.

Сенатор настолько погрузилась в собственные размышления о прошлом и настоящем, что даже не заметила, как Скайуокер поставил её обратно на пол.

- Я тоже по тебе скучала, - завороженно смотря на Энакина, мягко и любяще прошептала Падме, причём смотря только на него одного, ведь сейчас для Амидалы не существовало ничего и никого в мире, кроме супруга.

- Эй… - шутливо-обиженно-игривым тоном, воскликнула она, когда муж стал распускать высокую, старательно уложенную причёску жены, любуясь прядями собственной супруги, - А ведь я потратила на неё несколько часов. И как вы обращаетесь с сенаторскими украшениями, рыцарь-джедай, Скайуокер?..

Падме весело улыбнулась Энакину, давая понять, что все её упрёки были лишь невинной шуткой, потому, что она не могла злиться на него по правде, ни за что и никогда, тем более за подобные мелочи. Всё это было таким пустяком по сравнению с их любовью, по сравнению с тем, что они чувствовали друг к другу, особенно после того, как не виделись столько времени.

И вот уже женщина оказалась на руках у мужа, который нёс её в их общую спальню, пожалуй, единственное место в мире, где они могли быть наедине друг с другом, честны и открыты в своих отношениях, место где им не приходилось скрываться и врать всему миру, и от этого Амидала ощущала себя ещё более счастливой – прямота и честность были неотъемлемой частью её естества. Прямота и честность во всём.

Всего через пару минут женщина оказалась на большой двуспальной кровати, позволяя Энакину убрать с её лица непослушную прядь. Почему-то муж сегодня казался Падме необычайно задумчивым, но она не чувствовала в этих размышлениях какой-то боли и печали. Раз так, то не стоило и беспокоиться на этот счёт.

Амидала буквально слышала, как сильно бьётся его сердце и её сердце тоже готово было сейчас выпрыгнуть из груди, так мощно оно стучало в унисон. Сенатор крепко обвила шею мужа руками, когда тот склонился над ней, и ответила на поцелуй, жарко, страстно, вкладывая в него всю свою любовь, всю накопившуюся за время отсутствия Скайуокера тоску по нему.   

Касания губ Энакина почему-то показались Падме немного робкими и нерешительными, и это умилило её. Прошло столько времени, а он до сих пор целовал жену как тогда, в первый раз на Набу, будучи неуверенным в ответных чувствах.

Невольно усмехнувшись сквозь соприкосновение губ, Амидала чуть сильнее прижала к себе любимого, да, именно любимого! Ни что на свете не заставило бы её согласиться выйти замуж, если бы она не испытывала абсолютно никаких чувств к Энакину, ни его настойчивость, ни жалость к безответной влюблённости, ни какое-то иное давление. Жадно вплетая пальцы в волосы Скайуокера, Падме чуть углубила поцелуй, давая мужу понять, что ему не было причин в ней сомневаться ни сейчас, ни потом.

Соприкосновение их губ длилось ещё некоторое время, пока сенатор не заметила, как Энакин отстранился и посмотрел на неё. Падме сводило с ума, когда муж так пристально изучал её глазами, смотрел как-то по-особому, с наслаждением и восхищением. В такие моменты она будто ощущала его любовь, всем своим телом. Впрочем, Амидала вполне себе разделяла чувства Скайуокера, и абсолютно понимала, что испытывает он, глядя на неё. Сенатор чувствовала абсолютно то же самое по отношению к супругу, когда её глаза скользили по нему, когда Падме, порой, пожалуй, совсем не скромно рассматривала каждую деталь его внешности. И Амидала любила в Энакине абсолютно всё. Начиная с его поначалу светлых, а затем постепенно ставших темнеть волос, падаванскую косичку из которых она хранила словно какая-то фетешистка, как самое ценное сокровище в мире, проходя через все обычные, достаточно мужественные черты и заканчивая особенностями, которые присутствовали только во внешности её супруга. Да, многим шрам на лице или механическая рука могли показаться недостатками, чем-то необычным, странным, отталкивающим, но Падме обожала и эти «экзотические» детали тела её избранника, которые совсем его не портили, а как раз наоборот, придавали мужественности и соблазнительности.

Амидала сквозь пелену удовольствия слушала приятные слова Энакина, и уже не помнила, что ответила она сама, вроде что-то о том, что сегодня Сила была к ним благосклонна, подарив крайне редкий момент счастья. Впрочем, слова им обоим были не нужны, сенатор и так знала, как сильно рыцарь-джедай любил её, как скучал по ней и какое счастье испытывал, находясь в такой непосредственной близости с ней, потому, что она испытывала то же самое. Да, у Падме до Энакина были другие возлюбленные, но Скайуокер… Она просто всем своим естеством ощущала, что они были созданы друг для друга.

Приятно улыбаясь своим мыслям, женщина нежно коснулась собственным хрупкими пальцами его столь соблазнительного шрама на глазу, а затем, беспрепятственно позволила себя поцеловать вновь, тоже продолжая и продолжая отвечать на эти касания губ.

Часть амуниции Энакина казалась сейчас абсолютно не нужной и явно мешающей, и Падме позволила себе стащить с него по крайней мере наиболее грубые её элементы, например, ту же броню с плеч, а ещё одну из перчаток мужа, что покрывала его здоровую руку. Женщине нравился контраст прикосновений от настоящей оголённой кисти и от механической, облачённой в тёмный кожаный материал.

Понимая, что её наряд был, пожалуй, достаточно сложным для того, чтобы любой, даже самый умный мужчина мог снять его не повредив при этом костюм, Амидала игриво расстегнула пару застёжек на блузке и на полуюбке, что обвивала сейчас её бёдра. Любовь-любовью, но сенатору не очень-то хотелось, чтобы супруг рвал на ней одежду в пылу страсти. Или всё же хотелось?

Эта абсолютно внезапная, любопытная мысль, порядком заняла вскружённую романтикой обстановки голову Амидалы.

0


Вы здесь » Ролевая игра Star Wars: Across The Line » За пределами времени » Долг превыше всего, в военное время…


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC