Вверх страницы

Вниз страницы

Ролевая игра Star Wars: Across The Line

Объявление

<BGSOUND src="Main Theme">


Уважаемые Игроки!

Просим обратить ваше внимание.
Открыт внесюжетный квест "Встречаем вместе Новый Год!"

Подробности в теме:
Встречаем вместе Новый Год!

◈◈◈

◈◈◈

◈◈◈

◈◈◈


Мы рады вас приветствовать на ролевой Star Wars: Across The Line!

Рейтинг ролевого проекта NC-21.
Время действия - 19 год ДБЯ
Действующие стороны - Галактическая Республика, Орден Джедаев, Империя Ситхов, Орден Ситхов, Чёрное Солнце.

Galaxy Far, Far Away photoshop: Renaissance бесплатных фотохостинг ANSION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Ледяной этюд

Сообщений 1 страница 11 из 11

1



Ледяной этюд



https://d.radikal.ru/d35/1712/eb/f382a3caf90b.png


Ники Персонажей(в порядке игровой очереди):
Depa Billaba, Mace Windu.

Дата, время суток, погода:
21 год ДБЯ.

Место действий:
Корусант, Храм Джедаев, планета Атоа.



Краткое описание | Дополнительная информация:
После длительной комы Депа Биллаба приходит в себя. Первый, кто её  навещает - Мейс Винду, человек, всегда бывший её другом и наставником. Вследствие бурных событий на Харуун Кэле встреча получается холодной и только несколько месяцев спустя война заносит их на систему Атоа, где у них появляется шанс всё исправить. Удастся ли учителю и его бывшему падавану восстановить свои отношения или же они останутся ледяными навсегда?



+1

2

На смену пустоте небытия, бархатной, тяжелой, пришел мутный, зеленоватый свет.
Ничто не закончилось.
Ей потребовалось время, чтобы побороть естественную паническую реакцию, время, чтобы приспособиться к осознанному дыханию через маску, время, чтобы осознать, что  она находится в бакта-камере. Время. Долгие, тягучие мгновения. Но Депе Биллабе не хватит никакого времени, чтобы смириться с тем, что незамедлительно обрушившиеся на нее воспоминания - не являются сном. Им - место в горячечном кошмаре, в бредовом видении. Но вместо этого они - реальность. Ее реальность.

Осознание которой делала ее ноги ватными. Депа добралась до медицинской койки не без помощи все того же медицинского дроида, что хлопотал о ее извлечении из камеры все эти долгие минуты. Телу Депы требовалось время, чтобы заново адаптироваться к существованию вне тягучей массы бакты. Но Биллабу это волновало менее всего.
Только ее собственная временная слабость удерживала джедая на месте. Джедая… Бывшего джедая. Разжалованного и обвиняемого в тягчайших преступлениях.

Словно цепляясь за последнюю, тонкую, как паутина, возможность опровергнуть свою же убежденность, Биллаба коснулась собственного лба. Он был гладок. Под пальцами женщины не оказалось ни Великого знака просвещения, ни уродливого шрама, который должен был остаться после того, как знак был вырезан на живую.
Бакта лечит тело, но не разум. Депа была здорова, абсолютно. Но перед ее глазами все еще стоял мрачный ад, в который для нее превратился мир Харуун-Кэл. Стоило ей только сфокусировать свое внимание, как картины произошедшего проступали в памяти, живые, кровавые, страшные. И делать этого не стоило. Для нее с тех пор не прошло и дня. Остальной же мир оставил события на Харуун-Кэле позади. Со слов дроида, Биллаба могла быть уверена - прошло уже не менее полугода.
Женщина отрешенно терпела все “необходимые медицинские процедуры”,  не обращая внимание на бормотание дроида. Она знала, с ней все в порядке.
Ее изрядно отросшие волосы черной, тяжелой гривой лежали на плечах. Все еще влажные после бакты и душа. Последний, впрочем, казался бесполезным.
Депа, кажется, вся насквозь пропахла, пропиталась бактой. Приторный вкус был на языке, приторный же запах - везде.
- Мои вещи? -отнюдь не робко не спросила, едва не потребовала Депа, обращаясь к хлопочущему над ней дроиду. Тот замер на мгновение, уставившись на женщину своими, пожалуй, чересчур яркими фоторецепторами.
- Ваши одежды были… утилизированы. Остальное выдавать - не положено.
Депа хмыкнула, словно усмехнулась, не поднимая головы. Она обернулась к дверям, сидя на койке. Дроида Депа не спрашивала, но тот поспешил сообщить женщине очевидную вещь.
- Вам также не положено покидать это помещение.
“ Не положено. Точнее было бы сказать, запрещено. Но, конечно, это не то, как будет выражаться медицинский дроид.” - свои мысли Биллаба не стала озвучивать. В том не было смысла. Она могла бы без труда покинуть медицинский отсек. Ни дроид, ни замки не послужили бы ей достаточным препятствием. До тех пор, конечно, пока не спохватились бы обитатели этого места. Джедаи. Депа была на Корусанте. В Храме. Потребовалось бы что-нибудь посущественнее комы длинною почти в год, чтобы она не узнала место, ставшее ей домом. Единственное место, которое она считала своим домом. До недавнего времени.
Но Депа не собиралась бежать. Спасаться. Она была готова пойти на смерть тогда. А потому и сейчас с готовностью примет все, что уготовит для нее Совет.
Депа стиснула зубы, прикрыв глаза.
Нет эмоций, есть покой” - первая строчка кодекса. Юнлинги и падаваны ее так часто повторяли и повторяют, стараясь найти правдивый отклик этой истины в душе. И… не находят. Когда же джедай постигает эту истину, он не вспоминает строки. Не подкрепляет свое знание напоминанием. Ему не нужна эта словесная опора, чтобы знать. И чувствовать. Осознавать.
Биллабе же пришлось себе об этом напомнить. Нет эмоций. Есть покой? Есть убитые ее рукой, есть замученные с ее молчаливого позволения. Есть Мейс…
Депа оборвала свои мысли.
Они, все эти люди, они будут всегда. Ее виной. А покой? Покой она не найдет. Не теперь.
- Все же, я бы хотела получить что-нибудь потеплее этого. - голос Депы звучал тихо и неровно. Чалактанка показательно прищипнула зеленую, едва ли не неприлично тонкую ткань временной стерильно медицинской рубашки. - Или сделай что-нибудь с температурным режимом. Здесь холодно.
Биллаба отвернулась от дроида, изучая пустым взглядом собственную бакта-камеру.
Если она здесь, на Корусанте, значит, Мейс преуспел. Значит, у него получилось… Значит, он...

+2

3

На Корусант Винду вернулся глубокой ночью. Покинув доставивший его на главный военный космопорт Галактической Города "Аккламатор", Мейс неторопливо спускался по ступенькам металлического трапа.
     Яркий свет прожекторов открывал хороший вид на бушующую вокруг активность -  из недр крейсера по сходням изливался поток клонов в белых доспехах и потрёпанной наземной техники, явно требовавшей ремонта после боёв за Рилот.
     Магистр шёл мимо множества военных кораблей разных классов и размеров, одни из которых были совершенно новыми, другим же успело исполниться десятки лет. Мимо Главы Совета Джедаев проходили группы бойцов, почтительно приветствовавших его, с грохотом проезжали боевые машины, в стороне можно было увидеть вспыхивающие лазерные дуги возле ремонтирующихся судов.
    Вокруг мелькало и множество дроидов, одни из которых просто куда-то двигались, другие перетаскивали грузы, третьи занимались разнообразной починкой. Неожиданно точно перед Винду столкнулись двое из них, с металлическими ящиками, маркировка на которых говорила о наличествующем внутри спецснаряжении.
      Результат получился соответствующий - на космодромное покрытие с грохотом посыпалась вся поклажа, электронные же грузчики принялись пререкаться между собой, игнорируя наличие Мейса:
-Тебя давно следовало отправить на металлолом, бесполезная железяка!
-Что ждать от дроида устаревшей серии, снятой с производства?
      Сам же Магистр, тем временем, присмотревшись к ящикам, отметил, чем они различаются между собой. Безусловно, один из дроидов переносил аптечки, второй же - приборы инфракрасного видения.
     Потянувшись к Силе, плескавшейся вокруг словно тёплое и щедрое на свои дары море, он прикоснулся телекинетическими щупальцами к грузам. Картина напоминала одну из самых первых компьютерных игр, когда металлические прямоугольники аккуратно, бесшумно переместились, упорядочившись и сложившись в аккуратные штабеля возле соответствующего электронного грузчика.
    Спор между теми неожиданно прекратился - определённо, изменение обстановки вызвало удивление у любителей попререкаться. Не слушая посыпавшиеся благодарности, Винду двинулся дальше, изредка задумчиво поглядывая на мириад светил, усеявших небо - здесь, неподалёку от Ядра, концентрация звёзд была велика как нигде, сравнительно с окраинными планетами.
   Там, среди дальних миров, по-прежнему каждый день и каждый час шли бои, гибли клоны и превращались в бесполезный оплавленный металлолом дроиды КНС, умирали мирные жители, если не от самих боевых действий, так от голода или болезней, ставших последствием тех.
    Всего лишь несколько дней назад и сам Мейс сражался на Рилоте, против Уота Тамбора, лично вынудив его к капитуляции. Эта победа была плодом общих трудов - его, Асоки Тано, Энакина Скайуокера и Оби вана Кеноби, сложившаяся из толики усилий, внесённой каждым из них...
    Магистр знал, что предстоящая передышка на Корусанте, когда он сможет вернуться к внутрихрамовым делам, будет недолгой и его армия "Альфа" будет востребована в очередной системе - залатывать прореху непредсказуемо разваливающегося фронта...
    А также он знал, знал о том, что в ближайшие годы даже не следовало мечтать о каком-либо перемирии - пока Конфедерацией командовал ситх и бывший Джедай Дарт Тиранус, а где-то на просторах Республики скрывался его учитель, война не прекратится, а Тёмная Сторона будет окутывать Галактику.
    Потому что корни войны лежали отнюдь не в противостоянии с мирами Внешнего Кольца, желающего отколоться от пронизанной  коррупционными миазмами государственной машины самой большой галактической демократии, а в древней династии зла, основанной давным-давно Тёмными Джедаями, потерпевшими поражение во времена Столетней Тьмы... И пока живы носители идеологии Богана, именующие себя ситхами, мрак будет восставать вновь и вновь, просто принимая иные обличия...
     За грустными размышлениями Мейс незаметно покинул космодром. Возле него почти сразу же остановилось такси, а электронный шофёр услужливо распахнул двери, вежливо предлагая свои услуги.
    Дорога была короткой и через несколько минут Магистр вступил под родные своды Храма. Да, Винду знал, что его родина - на Харуун-Кэл, но он не помнил её и не собирался возвращаться, особенно после событий произошедших там не так уж давно...
    Немного позже, уже смотря из панорамного окна своей комнаты, на огни ночного Корусанта, казавшиеся подобием множества радуг, неожиданно вспыхнувших посреди темноты, он услышал резкий сигнал устройства связи, закреплённого на столе, рядом с настольным компьютером и кучей информационных чипов.
    Прижав кнопку с помощью Силы, он повернулся и увидел изображение медицинского дроида, почуствовав неожиданно резкое биение сердца... Потому что тот должен был связаться с ним только в одном случае, о котором и был отдан корунаем вполне конкретный приказ.
     И слыша те самые, давно ожидаемые им слова:
     -Мастер Биллаба пришла в себя, Магистр Винду. Её состояние характеризуется...
     Выслушав чёткий доклад механического лекаря, Мейс, не долго думая, покинул помещение. Его дорога легла через спальный ярус и турболифт, истративший не больше нескольких секунд времени Главы Совета Джедаев.
    Дроид- врач, встретивший его в медблоке, продемонстрировал явное недовольство:
    -Магистр Винду, я думаю, вам не стоило бы посещать пациента Биллабу - сильные переживания могут плохо сказаться на её самочувствие.
    Джедай коротко ответил:
     -Я всего лишь на несколько минут.
     И вступил в небольшую палату, уже видя перед собой бледное, но такое лицо бывшего своего падавана. Корунай остановился сразу же за дверью, чуть улыбнувшись:
     -Здравствуй, Депа... Мы уже и не рассчитывали, что ты в ближайшее время придёшь в сознание.
      Внутри Винду пульсировала радость, скрываемая обычным флегматичным выражением лица, к которой примешивалось и понимание того, что вряд ли его отношения с ученицей когда-либо будут прежними, после того, что произошло в кровавых джунглях Харуун-Кэла...

+1

4

Конечно же, Депа знала, что ее уединение здесь  - всего лишь технический момент и уж тем более, оно не продлится вечно ( как бы ей этого ни хотелось). Что ей предстоит встретиться с членами Совета. Встретиться с этим миром. С миром за пределами Харуун-Кэла, ставшим для нее личной вселенной. Все это Биллаба знала. Но знать, что предстоит прыгать в пропасть  и прыгнуть в нее - абсолютно разные вещи.
Появление магистра Винду застало Депу врасплох (чалактанка почувствовала укол раздражения - неужели дроид не мог ее предупредить? Хотя, разумеется, не мог. Это попросту не входило в его обязанности). Конечно, этого бы не случилось, если бы Депа удосужилась прислушаться к Силе. Но Биллаба даже и не пыталась. Она боялась касаться ее. Потому что ей казалось, что вместо некогда привычного течения Света она вновь услышит шепот джунглей. Ведь они никуда не делись. Они не остались на лесистой, дикой планете. Они были здесь. Они были везде. Вся галактика. Потому что галактики Мира не существует. И никогда не существовало. Просто Депа была слишком оглушена джедайскими догмами, чтобы слышать истину. Шепот, который льется из-под разгромленных жилищ, сочится вместе с кровью в грязи, звучит в едких клубах дыма, эхом бродит между умирающих от голода и болезни. Стоит только прислушаться и можно услышать правду. Правду о том, что…
Надежды нет.
- Мейс… - прошептала Биллаба, оборачиваясь к своему бывшему учителю. Она выглядела испуганной, словно дикое животное. Но то, конечно, был не страх, но смятение, которое огромной волной поднималось посреди штиля.
Ее учитель, как и всегда сохранял невозмутимый вид, Депа же этим похвастать не могла.
Она стиснула зубы, сглотнув. Ее глаза предательски заблестели и она поднесла стиснутую в кулак руку к губам. Она была рада, нет, счастлива, что Мейс Винду был жив, несмотря на те усилия, что она сама приложила, чтобы это было иначе. Он был жив. И она. Жива. Но как она могла теперь смотреть ему в глаза. Как она могла позволить себе дышать теперь, после всего. Винду только защищался. Он не нанес ни одного удара. А она… Она его пыталась убить. Она хотела его убить. Она была готова его убить. Она его предала. Предала и подвела человека, который был ей словно отец. И который, который был так не прав? Так не милосерден к ней?
Кажется, она еще не раз беззвучно прошептала его имя, прежде чем с ее пересохших губ слетело нечто более конструктивное и слышимое.
- Ничего не кончилось? - бывшая джедай задала бесконечно общий, отдававший безумием вопрос так, словно никакой более конкретной формулировки и быть не могло. Не кончилось что? Ее безумие? Жизнь? Война, раздиравшая галактику? Все разом?
Депа не спускала глаз со своего наставника, застывшего у дверей и, несмотря на его неизменно флегматичный вид, прекрасно видела, что он устал, вымотан и озабочен.
В конце концов, она его ученица. Была ею.
Биллаба желала узнать, что творится вокруг, что успело произойти, но это живое, тревожное любопытство, здоровое и естественное пожрало отчаяние. Словно что-то надломилось внутри. Хрупкое и бесконечно важное.
- Почему ты… - Депа постаралась выровнять дыхание, голос ее звучал глухо, а взгляд упал вниз. - Почему ты тогда не сделал, что должен был, магистр?  Посмотри на меня. Посмотри! Кто я? Кто я теперь.
Депа замолкла, отрицательно замотав головой. Разум не менее хрупок, чем тело. Сломать, порвать, раздробить можно не только кости и сухожилия, но и разум, душу. Личность. Биллаба была известна более всего прочего своей ментальной стойкостью. А теперь? Теперь от той Депы Биллабы не осталось ничего. Чалактанка едва могла контролировать свои эмоции. Едва. С огромным трудом. И выходило скверно. Жалкая тень самой себя. Тень знающая.

Отредактировано Depa Billaba (2017-12-27 03:38:06)

+2

5

Депа встретила Мейса всего лишь одним тихо произнесённым словом — и им было его собственное имя…  Внутри же её самой Винду ощущал настоящий вихрь чувств, сплетенный, будто бы из пары своеобразных нитей, из двух разнородных компонентов — радости от появления бывшего наставника и чувства вины из-за того, что произошло на Харуун-Кэле…
     Впрочем, и для самого Магистра, несмотря на прошедшие долгие месяцы с момента падения Пилек-Бо, некоторые события остались в памяти настолько же четкими как будто бы  они были вчера.
      Что же можно было говорить о самой Биллабе, последние воспоминания которой касались заключительных событий, произошедших на родной планете Мейса… Столкновения изумрудного и аметистового мечей, шипевших и разбрасывавших искры, плазменных клинков падавана и её наставника...
      Корунай не винил ученицу ни в чём — теперь он знал о природном феномене этого мира, большая часть которого была затоплена ядовитым газом и только высокогорье, покрытое джунглями, позволяло темнокожим потомкам Джедаев с разбившегося корабля жить там… Знал о беззвучном шёпоте Тёмной Стороны, слышимом для тех, кто обладал достаточным числом мидихлориан…
      Губы же Депы тем временем беззвучно шевельнулись ещё раз и только потом Винду услышал её голос вновь — она задала вопрос. Сложный вопрос, со множеством оттенков смысла, что подтверждало и эмоциональное состояние Биллабы, чётко отражавшееся в незримом поле Великой Силы…
     Тяжело было даже сказать — был ли это вопрос или утверждение, в зависимости от того, что именно подразумевалось. Точнее говоря, Магистр не сомневался, что в виду имелось в виду всё сразу и даже, вероятно, больше, чем он мог понять…
     Поэтому Глава Совета Джедаев ответствовал:
     -С момента, как ты впала в кому, прошло несколько месяцев… Война продолжается, Депа, и будет продолжаться до тех пор, пока существует тот, кому она выгодна… КНС, Дуку, Гривус — просто фигуры в руках Владыки Ситха…
     Но сказанными Винду словами отнюдь не исчерпывался спектр вопросов, поднятый ученицей и он продолжал, пристально смотря в её глаза:
     -Я полагаю, тебе будет легче здесь, в Храме Джедаев, в средоточии Силы Светлой Стороны и вдали от Харуун-Кэла…
     Мейс отлично помнил тот момент, когда выстрел Ника Росту обезоружил Депу, и то, что впала в кому она отнюдь не из-за физических повреждений, а из-за психологической травмы, нанесённой самой себе… Понимания того, что она пыталась убить своего учителя… Того, с чьей душой была неразрывно соединена её невидимыми узами Великой Силы, более прочными чем любые оковы…
     Депа заговорила вновь и сказанное ею вновь предназначалось корунаю. Смысл её слов был в том, что Магистр должен был умертвить её и не дать пасть на Тёмную Сторону. Биллаба пыталась выразить то, что не понимает, кто она и зачем вообще живёт после произошедшего...
     Но Винду успокоили слова чалактанки… Потому что они говорили о том, что она крайне далека от Богана… Раскаяние было чувством, подпитывавшем мощь Ашлы и был даже известны случаи, когда из-за него отворачивались от Богана…
     Вслух же Глава Совета Джедаев произнёс и все, что было сказано, было истинной правдой:
      -Я не Ситх, Депа, чтобы убивать свою собственную ученицу. И я видел в тебе Свет, как вижу и сейчас…
      Он протянув руку, положил её женщине на плечо:
      -Ты — Джедай… Была и всегда будешь ей… А Храм Джедаев был и будет твоим родным домом… Всегда...
       Только что Винду озвучил вторую часть истины — он не пошёл бы на то, чтобы умертвить своего собственного падавана, пускай и завершившего обучения, на то, чтобы умертвить часть собственной души… Каковой поступок неизбежно повлекло бы его собственное необратимое падение во мрак…
       Да, Мейс знал, что возвращение Биллабы к жизни породит множество новых вопросов — в первую очередь в Совете Джедаев… Но также ему было известно, что он сделает всё, чтобы отстоять свою ученицу, в которой никогда не потухало пламя Светлой Стороны даже в тот самый страшный и черный момент на находящемся за тысячи парсеков от Корусанта далёком Харуун-Кэле...

+2

6

Прикосновение бывшего наставника заставило Депу напрячься, едва не вздрогнуть, но спустя мгновения это же самое прикосновение, уверенное и спокойное принесло с собой крупицу мира. Мира и Света.
Из груди женщины вырвался почти бесшумный, но ощутимый вздох облегчения. Чалактанка с ощутимой осторожностью коснулась руки своего бывшего учителя, ощущая под почти что изучающими пальцами тыльную сторону его ладони и крепкое запястье.
Возможно, Депе требовалось всего лишь доказательство реальности происходящего. Ведь ее сны не всегда оставляли ее в джунглях. Где была гарантия того, что это видение, уже тяжелое, не превратится в очередной кровавый кошмар, который превратится в иглы настоящей, физической боли, пробуждающей и выматывающей. Вдруг, все закончилось? И совсем не так? Вдруг она откроет глаза и снова увидит перед собой запятнанный низкий потолок палатки?
Но рука учителя на плече убеждала в обратном. К лучшему ли?
- Боюсь, не все согласятся с этим утверждением. - Депа опустила глаза, ее губы дрогнули то ли в попытке улыбнуться, то ли подавляя предательский спазм в горле. - Мое…
“Преступление” - должна была сказать Депа, но не стала.
- То, что я делала. Вряд ли… Вряд ли я задержусь здесь надолго. - Биллаба все же пересилила себя и подняла взгляд на магистра. Вина сжирала ее изнутри. И Депа не могла найти себе оправдания. И сможет ли когда-нибудь? Имеет ли право даже думать о подобном исходе?
- Ты был прав. - тихо проговорила Депа. - А я назвала тебя глупым. - Биллаба покачала головой. Винду упомянул Харуун-Кэл так, что Депе стало на мгновение не по себе, словно Мейс видел ее насквозь и от него не укрылись те мотивы, что игрались на самых тонких нитях души. Конечно, Депа не решилась бы бежать назад на Харуун-Кэл, но правда была в том, пугающая правда, что жуткая, дикая, природная тьма, что царила там, оказалась для чалактанки столь же естественной, как и Живая Сила.
В каждом есть Свет и в каждом есть Тьма. Пожалуй, Депа хотела бы никогда не видеть, никогда не знать лицо своей Тьмы.
Кроме того, и что было куда важнее, на Харуун-Кэле остались корунаи, чья война закончена не была.
Но, внезапно, эта мысль подействовала отрезвляюще. В один момент Харуун-Кэл, который расстилался везде на самой периферии зрения и восприятия, превратился в далекую точку в космосе, всего лишь планета, отравленный мир, бесконечно далекий. И корунаи там, столь же далеко. Так же далеки их взгляды, жестокие, решительные, смертельно уставшие, но, направленные на нее - загорающиеся надеждой. Все это было далеко. Очень.
Депа очень осторожно потянулась к потокам Силы. И ощутила давно забытый покой. Он наполнял все вокруг. Потоки Силы здесь были чистые и сильные, тихие. Здесь не было шепота, здесь не было Тьмы. Той Тьмы.
На Харуун-Кэле не было покоя. Никогда. Там жила лишь тревога. Животная, первобытная, замкнутый круг бесконечной гонки на выживание. Дикой и беспощадной, безжалостной. Не имеющей конца.
- Что стало с корунаями? С Харуун-Кэлом? Что там сейчас? - вопрос Депы прозвучал бесцветно. Но это было для нее важно. Очень. Кажется, она сама только сейчас осознала, насколько именно.
- И… насколько все плохо, Мейс? - вопрос о Войне. Разумеется. Депе не нужно даже пояснять то, о чем она говорит. Как и прежде. Она странным образом собралась и оживилась, насколько это вообще было возможно в ее состоянии. Проблемы внешние, чужие, как и раньше, волновали Биллабу куда больше своих. Качество, которое оказалось фатальным в истории с родным миром бывшего учителя.

+2

7

Пальцы Депы прикоснулись к запястью Мейса бесшумно и несколько ищуще, оставляя ощущение, что она пытается понять, не находится ли она во сне... Когда касание завершилось, Винду медленно опустил руку.
   Бывшая же ученица вновь заговорила, речь шла о словах самого Магистра - она сомневалась, что другие Джедаи согласятся с тем, что Храм  - её дом. А заодно косвенно высказывала мнение, что её скоро отдадут под суд и, похоже, не слишком противилась этому.
    Однако, Магистру было что сказать по данному поводу и его голос вновь зазвучал в обычной спокойной тональности:
    -Нет, Храм останется твоим домом, Депа. Хотя Совет и не знает о том, что ты пришла в сознание, принципиальное решение было принято сразу же после моего возвращения с Харуун-Кэл. Орден не выдаст тебя республиканскому правосудию, и твоё дело будет решаться в рамках нашей внутренней юрисдикции.
     Когда корунай только успел возвратиться на Корусант, никто не верил в то, что Биллаба выйдет из комы раньше, чем через долгие и долгие годы, потому решение Высшего Совета и не вызвало ни малейшего протеста ни у Палпатина, ни у кого-либо другого...
     Винду же продолжил говорить, вновь встретившись взглядом с Депой:
     -И я не верю, что решение будет сколь-либо суровым - Совет уже осведомлён о природном феномене Харуун-Кэл в виде своеобразного проявления Тёмной Стороны Силы...
     Теперь Мейс прямым текстом напомнил о тихом шепоте джунглей, вкрадывающимся в сознание, о котором Биллаба должна была знать очень и очень хорошо, учитывая, что она провела на Корунайском высокогорье значительно больше времени.
    Он неотрывно смотрел на ученицу и все больше понимал, что видит её прежнюю, такой какой она была до того, как попала в страшные джунгли Харуун-Кэла, некогда бывшие колыбелью самого Винду...  Да, тогда, в Пилек-Бо, Глава Совета Джедаев сражался не с Депой. а с инфернальным первобытным ужасом, завладевшим её разумом... Его падаван, оказавшись вдалеке от Корунайского Высокогорья, стала такой же, как и всегда, Депой Биллабой, одним из самых просвещённых разумных Ордена...
    Чалактанка же тем временем опять сменила тему - теперь женщину интересовало же, что же происходит на той самой планете, чуть не ставшей для неё прямой лестницей в мрачную бездну Богана, переполненную ненавистью, завистью, страхом и жаждой власти...
     Мейс проронил:
     -Война на Харуун-Кэле завершена, боевым действиям Великой Армии Республики на ней был придан по итогу статус полицейской операции.
    Все, кто ответственен за насильственные действия против корунаев, были осуждены, также было проведено разоружение противоборствующих сторон. Суд же над Кэром Вэстором продолжается - подобного преступления не было слишком давно и на выработку правильного вердикта требуется время...

     Предводитель корунайских партизан стал единственным узником  в Храме Джедаев - после утраты Цитадели, оказавшейся под контролем Сепаратистов размещать такого мощного адепта стало просто-напросто негде...
    Сама же Биллаба как-то незаметно подошла к самому главному - к тому, что творилось на данный момент в Галактике, к войне, продолжавшей катиться по-прежнему как кровавое колесо по звёздным мирам, оставляя за собой разрушения и унося сотни миллиардов жизней ни в чём не повинных разумных...
    Поэтому Винду просто честно сказал стоящей напротив чалактанке:
    -Война Клонов продолжается, Депа, и конца ей не видно...
     После чего добавил:
      -Орден продолжает поиски Владыки Ситхов - думаю, ты помнишь слова графа Дуку, то, что он сказал Оби вану на Джеонозисе...
      Магистр напоминал о откровении Дарта Тирануса, намекнувшего, что его учитель скрывается в Республике, непосредственно самом Сенате. Но, к сожалению, никаких хороших новостей касательно этого  у Мейса не было:
    -Пока мы не знаем, под чьей личиной он скрывается, но круг подозреваемых постепенно сужается... Рано или поздно Владыка Ситх будет обнаружен и тогда Война Клонов завершится...
    Оставалось только надеяться на то, что неведомый адепт Тёмной Стороны будет найден своевременно, пока не стало слишком поздно. Почему-то Винду ни минуты не сомневался, что тот хорошо понимает, что за ним охотятся и постарается не дать своим исконным врагам найти себя раньше нужного только ему момента...
    Но также он знал, что сделает всё, чтобы помешать таинственному Владыке добиться своих целей - того, чтобы Галактику накрыла Тёмная Сторона вместе идущим вслед за ней владычеством тёмных властителей, казалось бы тысячу лет назад завершивших свою историю на Руусане...

+1

8

- Я помню все, - негромко отозвалась Биллаба, вкладывая в этот ответ куда больше, чем простое заверение о целостности ее собственной памяти. Разумеется, вряд ли этот вопрос посчитают закрытым без подробного медицинского заключения. Кома и ее возможные последствия, какой бы природы та ни была - не то, с чем стоит шутить. Но сейчас подобнон менее всего волновало саму чалактанку. Она была уверена в себе. Хотя бы в этом.
Галактику разрывала война, в которой гибли ни в чем не повинные разумные, в то время, как направлена она была даже не против Республики в первую очередь, но против них, против джедаев.
Орден, благодаря своим сложным взаимоотношениям с сенатом, оказался втянут в войну. Хранители мира участвовали в самой настоящей галактической резне. И выйти из нее, пойти на попятную, вскинуть белый флаг, изменить что-то было уже невозможно.
Ситуация встала на те рельсы, с которых не было возможности свернуть. И путь оставался только один - под откос.
Джедаи знали, по ним готовят удар. Иначе быть не могло. Но когда и откуда он придет - Было неизвестно.
“Тогда Война Клонов могла бы завершиться” - подумала Биллаба. У Владыки Ситхов, кем бы он ни был, были последователи, были завистники. У него был ученик. Много тех, кто с радостью продолжил бы его дело под короной своего имени. Депе до сих пор было дико и от части больно думать о мастере Дуку. Он был выдающимся человеком. Обладал острым умом и прозорливостью, а его фехтовальным умениям мог позавидовать едва ли не каждый в ордене. И он оказался предателем. То, что граф покинул Орден оказалось неожиданным и неприятным событием, ударом. Но покинуть Орден - одно, примкнуть к ситхам - совершенно другое. Впрочем, имела ли теперь Депа право его осуждать? Зная, насколько Темная сторона заманчива в своей многоликости. У каждого своя Тьма.
- Ты его найдешь. Вовремя. - с удивительной убежденностью произнесла Депа. Но именно так должны звучать слова поддержки. Даже джедаи порой в этом нуждаются. Даже такие, как Мэйс Винду. Он весь был в этой войне. Каждое мгновение, даже в те редкие моменты, когда не находился на одном из бесчисленных фронтов. Для него все это стало, кажется, крайне личным. Что и не удивительно. Немного веры в лучшее не помешает. Особенно тем, кто всегда готов к самому худшему.
- А Кэр… Где он теперь? Он ведь здесь? - осторожно поинтересовалась Биллаба. Кэр Вэстор не был убит, а потому оставался живым напоминанием обо всем, что произошло. А случилось столь многое, что теперь Биллаба не могла отнестись к нему как к пустому мест, как к чему-то, что можно и нужно забыть. Кэр не был всего лишь именем в несостоявшемся отчете, не был кошмаром джунглей. Он был человеком. Человеком, который проживал свою жизнь согласно законам мира, в котором существовал. И теперь его ждал суровый суд за преступления против цивилизации и человечества. В то время, как единственным преступлением, что он совершил, было то, что он выжил. Выжил и продолжал выживать и помогал жить другим корунаям.

+2

9

Слова, сказанные Депой, - о том, что она помнит всё, опять же несли в себе отнюдь не один смысл. Был прямой  ответ на вопрос — о том, что она не забыла сказанное графом Дуку и пересказанное Кеноби на Совете, о таящемся в Республике Владыке Тьмы, разъедающего всепроникающим мраком государство, и ждущего своего часа, часа, когда он сможет нанести давно запланированный и точно выверенный удар в уязвимую точку…
      Но наличествовали и иные смысловые оттенки… Возможно, подразумевавшие то, что произошедшее на Харуун-Кэле никогда не уйдёт из памяти Биллабы, оставив тлеющий и кровоточащий отпечаток джунглей родной планеты Мейса и таящейся в ней шепчущей тьмы, на её душе навсегда…
      Воистину, Летняя Война стала для бывшей ученицы Винду взглядом в легендарную Бездну, место пребывания душ самых могущественных адептов Тёмной Стороны, ужаснее которой вряд ли возможно что-либо найти…
      Тем не менее, Депа пыталась поддержать самого коруная, высказав своё мнение о поисках таинственного Владыки Ситха,  учителя графа  Дуку, о том, что ему удастся обнаружить эту загадочную тень, стоящую в центре сотканной паутины Богана, оплетшей уже значительную часть Галактику и только укрепляющейся из-за потоком льющейся злобы, боли, ненависти и страха, непрерывно генерируемых  бушующей войной.
     Глава Совета Джедаев оценил попытку Биллабы, отозвавшись своим обычным спокойным тоном:
     -Я надеюсь и сделаю всё, что смогу для того, чтобы покончить с кровопролитием. Если же нас постигнет неудача, то она станет катастрофой и для Республики, и для Ордена.
     Потому что Ситхи сделают то, что им не удавалось ни разу за всю их историю — установят контроль над всей Галактикой! И вряд ли захотят распрощаться со своей вековечной мечтой, с тем, о чём грезили представители этой школы, еще шесть тысяч девятьсот лет назад, едва успев основать её на далёком Коррибане…
      Вспоминая общественные формы, которые принимали государства, создаваемые сторонниками Тёмной Стороны, можно было убедиться, что демократия и свобода предпринимательства, изначально бывшие важнейшими краеугольными камнями, лежащими в древнем фундаменте Республики, всегда отсутствовали там как таковые, будучи скорее даже полностью чужеродными и ненужными им элементами. Без сомнения, в день, когда Ситхи достигнут своей цели, в Галактике установится воистину Новый Порядок, невиданный никогда ранее, в рамках которого не будет предусмотрено места ни для двадцатипятитысячелетней давности идеалов, ни для куда  более древнего Ордена…
     Депа же тем временем задала новый вопрос, который была просто обязана задать — о Кэре Вэсторе, том, за кем шли партизаны Харуун-Кэла… И, кажется, бывшая ученица Винду догадывалась, где он, - такую мощную ауру было сложно скрыть, несмотря на все меры, принятые Орденом.
     Мейсу же оставалось только честно ответить:
     -Кэр — здесь, в подземной части Храма. Храм — единственное место, где мы могли поместить Вэстора и быть уверенным в том, что он не совершит побег.
     Несмотря на всю необходимость данного решения, Винду оно не нравилось… Да, он сам голосовал за него на Совете, посвящённом Харуун-Кэлу и произошедшему там… Но превращать Храм Джедаев, средоточие Светлой Стороны, в тюрьму, пусть и не для обычного преступника… Воистину, настали страшные времена…
      У Магистров не было другой альтернативы — Цитадель, предназначенная для узников, чувствительных к Силе, с началом войны оказалась под контролем Конфедерации Независимых Систем… И единственным подходящим местом для содержания столь неординарного узника, как Вэстор, оставался только сам Храм…
     Но в фундамент любой организации заложены определённые принципы, выполняющие роль кирпичиков, на которых держатся всё остальное сооружение. И, если вынимать их, — один за другим, контактируя с преступниками, превращая Храм в тюрьму, подпитывая тайную войну на Ондероне, - с чем они останутся как все завершится? С руинами славного прошлого и своих идеалов, на пепелище собственных убеждений?
    Но чувствовал Мейс и сомнение, подтачивавшее Биллабу — относительно роли Кэра на Харуун-Кэл, и заодно — относительно его дальнейшей судьбы. Поэтому Винду коснулся сложившейся ситуации по данному вопросу:
    -Вэстору не грозит смертная казнь — его заслуги перед Харуун-Кэлом будут приняты во внимание судом. Вопрос идёт исключительно о сроке заключения…
     Слабое утешение — особенно, если будет принято решение о пожизненном заточении, лишении свободы до самой смерти, но корунай не мог предоставить какого-либо другого для Депы, а совершённое Кэром преступление против цивилизации однозначно должно было быть наказано по всей строгости закона…

+2

10

Биллаба чуть отвернулась, отводя взгляд. А, быть может, Война, как есть, и является планом в действии? Такими темпами и этого может хватить, чтобы уничтожить джедаев. Даже не физически, но саму их суть, что отнюдь не менее страшно.
Джедаям не победить в этой Войне, так?” -  эта мысль, напоминание о собственном осознании холодным ножом вошла под ребра. - “Но несмотря ни на что, джедаи должны продолжать бороться. И будут так поступать.” - тут же напомнила себе Депа. Куда их всех приведет эта борьба - иной вопрос. И сможет ли она как прежде принимать в ней участие? Будет ли способна на это после всего?
Депа только лишь сдержанно кивнула в знак того, что приняла к сведению информацию, которой с ней не преминул поделиться Мейс.
- Каков его режим содержания? Ему позволено контактировать хоть с кем-нибудь? - и слепцу было бы ясно, к чему клонит Депа, тем не менее, избегая прямого вопроса.
Отношение к Вэстору и с ним самим у Депы вышло куда сложнее и куда менее однозначным, чем у мастера Винду, что и понятно.  Тем не менее, очевидность самого факта ничего не делала в этой ситуации проще.
Депа осознавала всю тяжесть содеянного Вэстером, и тем не менее, не могла отделаться от ощущения несправедливости и неправильности всего происходящего.
Кэр не должен был покидать Харуун-Кэл, а Депа, Депа никогда не должна была появляться там. На этой планете до вмешательства сепаратистов царила своя гармония. Темная, черная, дикая. И все же гармония, если, разумеется, подобную можно найти в крови, убийствах, взаимной жестокости. И, пожалуй, в том и заключалось самое страшное. Она там была. Гармония. Она существует в безжалостной природе, там, где нет цивилизации. Где нет того самого Мира. Она была на Харуун-Кэле, всегда.
Конечно же, действия Депы, действия джедаев и Республики на Харуун-Кэле были направлены во благо исконного населения, но, кто даст гарантии, что благие деяния приведут к благим результатам? Иногда, хорошее дело ведет к катастрофе, как и  темное - к порядку. К порядку, но не миру.
Биллаба вновь поймала себя на ощущении, что все, что имело место быть на родной планете Мейса, происходило с ней даже не вчера, а всего лишь пару часов назад. Слишком свежи были воспоминания, ужасны. Ощущения путались меж собой, совершенно руша восприятие времени. Депе потребовалось некоторое время, чтобы отвести прочь нахлынувшую волну подступивших эмоций. Держать себя в руках было удивительно непросто. Так, будто месяцы, проведенные в джунглях, напрочь стерли годы тренировок и практик. Конечно, все было не так плохо и виной всему ее нынешнее состояние. По крайней мере именно в этом Биллаба старалась себя убедить.
- И мои предписания? Как звучат мои права на данный момент? Мне позволено покидать больничный отсек? Разумеется, если опустить мнение медицинского дроида на сей счет - женщина улыбнулась кратко уголком губ. - Знаешь, мне не хотелось бы нарушать правила. В этот раз - тихо добавила чалактанка.

+2

11

Правда, как это часто случается, отнюдь не обрадовала Депу — видимо, ей не казалось справедливым заключение Вэстора на неопределённый, возможно, пожизненный срок. Бывшая ученица почти сразу же дала знать об этом Винду, задав вопрос о режиме содержания Кэра и о том,  кого допускают на встречи с ним.
    Суть мысли Биллабы стала понятна Магистру сразу — она хотела встретиться с корунайским лидером. У Главы Совета Джедаев было несколько версий, зачем ей могло понадобиться свидание с бывшим соратником по войне на Харуун-Кэл… Однако же, это не имело большого значения — в чем был Мейс хорошо уверен, так это в том, что такое разрешение давать не следует, по крайней мере, в ближайшее время…
    Психологически Депа до сих пор находилась там, в джунглях, пронизанных Силой Тёмной Стороны, не успев выйти из страшного ритма Летней Войны. Потому что это для Винду и остальных прошло много дней, а для неё они были вычеркнуты комой. Для Биллабы сражение в Пилек-Бо завершилось только что, неизвестно даже остались ли у неё в памяти, какие -то сны за месяцы в медблоке…
    Магиcтр отлично понимал, что невозможно предсказать, что скажет Вэстор Депе и как его слова подействуют на неё. Сам Мейс рассчитывал, что оказавшись вдалеке от Харуун Кэла с его природным феноменом, связанным с Боганом, она через некоторое время станет такой же как раньше.
   Но, дать ей возможность встретиться с Кэром…  Если Винду хотел видеть бывшую ученицу мудрым и знающим Рыцарем Ашлы, как и в старые времена, - это последнее, что стоило сделать.
    Поэтому Магистр ответил честно:
    -Разрешение на встречу с Вэстором даётся исключительно Высшим Советом Джедаев.
    И, помолчав мгновение, добавил, пристально взглянув в глаза Биллабе:
    -Тебе не стоит встречаться с ним в ближайшее время. Разве что немного позднее, когда ты действительно будешь готова.
     Далее корунай перешёл к первой части заданного ему вопроса:
    -За условия же содержания Кэра тебе не стоит беспокоиться — его камера гораздо лучше тех, в которых содержатся республиканские заключённые.
    И это тоже было правдой — Джедаи не были профессиональными тюремщиками и не стремились свести содержание единственного узника к биофизиологическому минимуму, необходимому для выживания, что практиковалось в обычных местах заключения.
    Но был у Депы и ещё один вопрос — относительно того, что разрешено лично ей… Как потенциальной обвиняемой в тек же преступлениях, что и Кэр…
    Впрочем, такое решение было уже и принято, и Винду произнёс:
    -Ты должна оставаться в медицинском блоке, до того как Совет Джедаев примет решение относительно твоей судьбы…
    Далее добавил:
    -Полагаю, Магистры не станут затягивать время…
    Скорее даже напротив — Мейс не сомневался в том, что совещание произойдёт в самые кратчайшие сроки, также как и тогда, когда решались вопросы происходящего на фронте, зачастую требующие немедленного разрешения. Мастер и бывший член Совета, оступившаяся во мрак, — такой вопрос будет решаться в первую очередь, именно ему отдадут высший приоритет. Возможно, придётся пригласить и саму Депу  -  чтобы задать ей вопросы, уточнить мотивацию, посмотреть на то, что она представляет собой на данный момент.
    Тут неожиданно дал знать о себе было замерший чуть в сторонке медицинский дроид:
    -Магистр Винду, пациентке необходим покой, вы должны покинуть медблок.
    Корунай чуть вздохнул, - разговор был ещё далеко не окончен, - но не стал спорить, обратившись к Биллабе:
    -Он прав - мне пора уходить. Знай, я рад тому, что ты вновь с нами...
    И смысл в слова коруная был вложен двойной... Во-первых, он был рад тому, что кома бывшей ученицы оказалась не такой долгой как опасались врачи, во-вторых же, Мейс был уверен, что  она вновь стала Джедаем, так же как и раньше...
    Уже встав на порог, он повернулся к чалактанке:
    -Да пребудет с тобой Сила...
    Дверь автоматически затворилась за спиной Магистра и он медленно пошёл к турболифту, автоматически здороваясь с периодически попадающимися на встречуРыцарями и падаванами. Корунай ни минуты не сомневался в том, что едва Йода узнает, что Депа пришла в себя, как гранд-мастер созовёт Совет Джедаев.
   А это означало, что ему следовало заранее продумать все аргументы, которые у него могут быть в защиту бывшей ученицы... Так как корунай верил в то, что теперь Биллаба вернулась в Орден, во всех смыслах данного слова...

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC